Налог на бедность: ломбарды. Здесь скупают краденое и выручают предпринимателей и людей в безысходности

Говорят, что половина украинской экономики — «в тени». Ломбарды — это финансовая система этой «тени», или, по крайней мере, ее части.

За прошлый год они назанимали украинцам 7,3 миллиарда гривен. О количестве клиентов в ломбардах молчат, но если поделить эти семь миллиардов на средний размер одного займа (по оценкам экспертов — 2750 гривен), то можно примерно вычислить, что свои вещи закладывают около 2 миллиона 650 тысяч клиентов, это равно официальному населению Киева. Я взяла свой старый смартфон, который уже полгода пылится в ящике, и пошла по ломбардах. Может, возьмут?

Золотое дно

Ломбард напротив станции метро «Дарница». Над белыми металлопластиковыми дверями бежит рекламная строка. Красные светодиоды выстраиваются в предложение: «Мобильные телефоны, ноутбуки, бытовая техника, аудио, видео, электроинструменты, золото, серебро». Впрочем, этот список можно продолжать и дальше: лобмарды без проблем принимают натуральные шубы, антиквариат, мебель, автомобили, катера и яхты.

За бронированным стеклом кассы меня встречает улыбающаяся пышногрудая блондинка в белой полупрозрачной блузке. Почти на всех пальцах — кольца из белого и желтого золота. Девушка щелкает по клавиатуре красивыми аккуратными ногтями с французским маникюром, вбивая параметры моего телефона.

— Могу вам предложить за него 920 гривен,— девушка взглянула на меня из-под лба, как учительница на экзамене.

— 920… А торговаться можно? Телефон в отличном состоянии. С гарнитурой, с зарядкой…

Оценщица взглянула на монитор компьютера и несколько раз щелкнула по клавишам:

— Максимум — 990 гривен. Больше не могу.

Может, может. В предыдущем ломбарде мне предлагали аж 1200 гривен. И это без торга. Вот почему, пытаясь отдать технику по максимальной цене, стоит зайти в несколько финучреждений.

А выбор, между прочим, большой. По данным Всеукраинской ассоциации ломбардов, только в Киеве работает более 800 отделений ломбардов и организаций по микрокредитованию. И учредители таких финучреждений кристальной честностью не отличаются.

Вопреки закону, они работают в МАФах, регистрируются в местах массовой регистрации — в подъезде многоквартирного дома (ООО «Глобал кредит»), или даже в офшорной зоне — на Панамских островах (ПТ «Ай ти ломбард»). Поэтому перед тем, как подписывать договор с ломбардом, стоит проверить, работает ли он легально.

Согласно данным Нацкомфинуслуг, каждый двадцатый кредит в Украине выдают ломбарды и финорганизации из микрокредитования. По неофициальным подсчетам это 2 миллиона 654 тысяч клиентов. Впрочем, в ломбардах рассчитывают, что это количество через несколько лет вырастет в четыре-пять раз.

Пока же в Украине зарегистрировано 456 ломбардов. Вместе с филиалами это более шести тысяч «точек».

Наибольшая концентрация ломбардов — в Киеве, Харькове, Кривом Роге, Одессе, Запорожье, Днепре и Николаеве. Но в последнее время все больше появляется отделений в небольших городах. Потому что везде, независимо от географии, микрокредитование — очень выгодный бизнес, с рентабельностью до 40%. То есть, вложив в дело 100 гривен, предприниматель выручает 140 гривен прибыли.

Привычный левак

Неплохо зарабатывают и рядовые сотрудники ломбардов. По примеру начальства они придумывают способы, как обойти закон для собственной выгоды.

Оценщица-блондинка удешевила оценку моего телефона сознательно. Это стандартная схема для «левого» заработка: в базу заносится реальная сумма оцененного телефона, а на руки клиент получает меньшую сумму. Разница идет в карман оператору как бонус к официальной зарплате (которая в Киеве составляет 6-9 тысяч гривен).

Не имея высшего образования, 27-летний оценщик Виталий благодаря «левым» схемам зарабатывает в ломбарде до 15-ти тысяч в месяц. Человек знает десятки способов незаметно заработать «премию»:
— Я могу купить у клиента товар на свои деньги, не записав операцию в программе. А потом продать купленный товар, положив наценку себе в карман. Можно вообще не вкладывать свои деньги, а просто брать их из кассы, не отмечая покупку в программе. Это беспроигрышный вариант: даже если не получится продать купленный товар в течение своей смены, то я просто отмечу покупку в программе.

Впрочем, махинации оценщиков иногда все же попадают в поле зрения контролирующих органов. Национальная комиссия, осуществляющая госрегулирование в сфере рынков финансовых услуг, регулярно отчитывается о ломбардах-нарушители, или подписывают договор, не указывая имени заемщика, либо забирают товар даже без чеков.

А согласно Гражданского Кодекса, если кредитный договор подписывается с несоблюдением письменной формы, является недействительным, а юридическим языком, «ничтожным».

Также ломбарды частенько нарушают закон, когда не ведут базу продавцов заложенного имущества.

— Ломбарды не ведут базу клиентов, в которой должна быть информация: ФИО заемщика, паспортные данные, место проживания. Кроме того, в электронной системе часто отсутствует информация о дате и номере договора, описание предмета залога; сумму к возврату залогодателю, задолженность по договору и тому подобное,— говорится в документе Нацкомиссии о рассмотрении дела ПТ «Ломбард » Соколенко и компания».

За то, что у ломбардов нет ни базы клиентов, ни чеков, ни договоров о приеме украденного, полицейские расследования дел краж ценных вещей, которые стекаются к ростовщикам, заходят в тупик.

— У нас из машины вытащили детское автокресло, магнитолу и навигатор. Мы сразу побежали в ближайшие ломбарды. Но оценщики заявили — «а откуда мы знаем, что вещи — ваши?». Договор о покупке товара — это не ваше дело. И дальше разговор не пошел. Полиция приходила — им то же самое сказали. Так мы ничего и не нашли,— рассказывает Марина Галушко, жительница микрорайона Троещина.

И таких случаев — не счесть.

Криминальный элемент

Небритый худощавый мужик в растянутых спортивках стоит возле стеклянного окошка ломбарда и строит из себя мажора:

— А если я вам айфон седьмой принесу — почти новый — то вы десятку за него дадите? Там восемь ядер!

Парень за стеклом скептически смотрит на клиента:

— А документы на телефон есть?

— Ну… Документы кажись потерял. А еще, глянь, есть телефон Асус… Там фитнес-приколы, игры, кубики с квадратиками. За полторушку?

— Эта модель устаревшая. 500 гривен максимум.

«Мажор» расстроился. Он явно рассчитывал на большее:

— 500 — потолок? Ну ок. Если что зайду.

Опытный оценщик знает: подобные подозрительные клиенты — скорее всего воры, которым позарез необходимо сбыть награбленный товар. И оценивается он соответственно.

Например, залоговая стоимость мобильного телефона определяется в зависимости от его внешнего вида, наличия или отсутствия повреждений, комплектации, упаковки. Как правило, стоимость новой модели делят на три и прибавляют или отнимают пару сотен гривен.

То есть, если новый телефон стоит 2000 гривен, то у приличного клиента ломбард его заберет за 650. Но для вора это же устройство оценят в 300-350 гривен — потому что даже такая сумма устроит человека, который украл мобилку из чужого кармана.

Александр работает менеджером в сети «Скарбниця» уже три года. Он признается: ломбардам выгодно сотрудничать с криминальными элементами. Чтобы прикрыть преступников, они выкупают у них товар без каких-либо документов.

— У нас клиентура делится на три группы. 20% заемщиков — это алкоголики, наркоманы и бездельники, которым нужны деньги на бутылку или дозу. Они приносят все, что есть дома: технику, мебель, инструменты, картины, посуду, иконы. 60% — честные люди, которым срочно нужны деньги на решение бытовых проблем: кому-то на коммуналку не хватило, кто-то ищет деньги на лечение родственника, кому-то нужно погасить банковский кредит. А остальные 20% — воришки, которые приносят украденные вещи: мобильные телефоны, технику, драгоценности.

В ломбарде, который работает по закону, перед тем, как взять у клиента мобильный телефон, менеджер должен проверить, не является ли он украденным. Для этого существует специальная поисковая система на сайте Министерства внутренних дел.

А Миграционная служба недавно запустила сервис поиска потерянных или украденных паспортов — на случай, если преступник вклеит свое фото в чужой паспорт и попытается получить деньги в ломбарде или в кредитном союзе.

— Основной доход ломбардов — это проценты, которые платят клиенты за пользование кредитом. 80% товаров клиенты выкупают обратно. Для нас очень невыгодно реализовывать невыкупленное имущество,— говорит исполнительный директор Ассоциации ломбардов Юлия Рожкова.

«Неправда. Ломбарды принимают любые товары и от любого. Владельцу ломбарда безразлично, чье золото или мобильный телефон принес клиент. Выставляют в казну и продают. И это еще как выгодно», — возражают оценщики.

Ломбарды наладили несколько схем сбыта товара, который клиенты фактически продают.

Во-первых, мобильные телефоны и технику продают прямо в ломбарде. Для этого в помещении есть витрина или целый отдел, куда приходят желающие купить дешевые гаджеты.

Во-вторых, ломбарды сотрудничают с другими магазинами, куда массово продают драгоценности.

В-третьих, прекрасно ломбарды сотрудничают с перекупщиками из радиорынков.

Проработав в ломбарде на Ленинградской площади шесть лет, Яна научилась по внешнему виду определять воров и ненадежных клиентов:

— Преступники обычно сильно волнуются, нервничают, озираются. Им бы побыстрее сбыть товар. Когда я вижу, что клиент сомнительный, то имею право ему отказать.

Впрочем, Яна — скорее исключение из правила. Оценщики крайне редко отказывают воришкам:

— Работники ломбарда кладут себе часть выручки от таких «неофициальных» договоров в карман. А потому держат рот на замке, потому что знают: скажут лишнее и от криминальных клиентов могут получить по голове, — говорит девушка.

И даже если с вором был подписан договор по всем правилам, «банковская тайна» поможет уберечь эту информацию от длинного носа полиции или реального владельца.

— Мы покажем договор только по решению суда. Эти данные никуда не идут. Они остаются лишь у нас. Мы берем ваш телефон, даем деньги. И все — расходимся. Вы нам ничего не должны, и мы вам ничего не должны, — констатируют менеджеры.

Кстати, за прошлый год правоохранительные органы лишь трижды просили Нацкомфинуслуг провести проверку в трех ломбардах. Еще 16 инспекций было проведено по просьбе потребителей. В результате ломбарды суммарно заплатили 66 тысяч гривен штрафов.

Не густо.

Деньги до зарплаты

Самые желанные клиенты ломбардов — те, которые приходят постоянно. Высокая конкуренция на рынке заставляет оценщиков всегда любезно (в отличие от банковских работников) общаться с посетителями. С клиентом даже пробуют подружиться, втереться в доверие и всем видом показать: «мы вас понимаем, мы вам поможем». Все для того, чтобы сформировать в голове заемщика стойкую ассоциацию — ломбард — это друг, который никогда не подведет.

Клиент может выбрать два варианта: сдать товар с правом вернуть его обратно за деньги. Есть и другой вариант — подписать так называемый «договор одного дня» (или договор без права выкупа), когда клиент фактически продает свою вещь, и не собирается ее возвращать обратно.

— Люди приносят одни и те же вещи и много раз их закладывают, а потом выкупают обратно. Я уже знаю наизусть, кому какой предмет принадлежит. Этот телевизор — дядя Саша принес, а айфон пятый — Андрей Павлович носит регулярно. Ему сын на день рождения подарил,— говорит оценщица Яна.

Сейчас основная часть клиентов — это люди, которым не хватает денег до зарплаты, или срочно нужна сумма на экстраординарные случаи: лечение, авторемонт или ремонт квартиры, похороны или свадьбу, оплату обучения или поездку на моря.

— У меня уже два года минусовый лимит на кредитной карте. Вряд ли я смогу вернуть долг банку — там процентов набежало столько, что страшно глянуть. А тут еще и подняли плату за обучение. Надо ежемесячно 1200 гривен отдать. Я хоть и работаю, но зарплату иногда задерживают. Тогда иду в ломбард закладываю золотые сережки, чтобы из института не выгнали, — вздыхает пятикурсница Ирина, будущий экономист.

Кстати, большинство клиентов ломбардов — женщины. Они же чаще (в 75% случаев) приходят в ломбард повторно, по новым займам.

Люди идут за деньгами в ломбард, когда им стыдно одолжить пусть и незначительную сумму у друзей или родственников, и при этом оправдываться. 52-летний Василий Федорович сейчас лечит сына в специализированной клинике от наркозависимости. Об этом знают только он и его жена. Деньги понадобились срочно: мужчина заложил все ценное, что имел.

Займ вернул через две недели — за это время он поменял свой автомобиль на более дешевую модель, а разницу отложил на лечение.

Впрочем, обращаются в ломбард и состоятельные клиенты — если быстро нужна большая сумма денег.

— Есть клиенты, которые работают в посольствах и министерствах. Они приносят украшения Bulgari, Damiani, Cartier, Dior. Часто встречается марка Baraka — это эксклюзивные массивные украшения.

Цепочка может весить от 85 до 200 граммов, за такую даем 40-60 тысяч. Такие предметы чаще всего выкупают обратно, — рассказывает оценщик Александр.

— Как-то в час ночи забегает мужчина в деловом костюме — но весь какой-то помятый, несобранный. Держит в руках две шикарные женские шубы. «Выручайте, говорит. До утра надо долг отдать». Забрали. Через неделю он вернулся — счастливый такой — и спокойно забрал свои вещи,— вспоминает ночной случай Яна.

Закладывая имущество в ломбарде, клиент платит от 27-93% в месяц. А это 324-1116% годовых! Это и есть налог на бедность, потому что состоятельные люди, за незначительным исключением экстраординарных ситуаций, не берут ссуды в ломбардах. А бедным без ломбардов было бы еще хуже.

Спасение для бизнеса

Для сравнения: банки выдают кредиты под 15-30% годовых. И предприниматели и рады бы занимать по таким условиям, но банки не идут им на встречу. В такой ситуации должно было бы вмешаться государство. Премьер-министр Владимир Гройсман рассчитывает, что Нацбанк будет более активно стимулировать банки идти навстречу предпринимателям.

И чтобы получить кредит на ведение бизнеса в банке, предпринимателю нужно принести пакет из 10-15-ти документов. Но выполнить требования безопасного кредитора может далеко не каждый бизнесмен, не говоря о владельце одной автомойки.

Даже базовые документы: отчет о финансовых результатах, устав организации и бизнес-план есть далеко не у всех малых и средних предпринимателей.

И даже если кипу бумаг-таки удалось собрать, банк может несколько дней, а то и неделю изучать документы, и в результате… попросить еще целую кучу документов — дополнительно. Перспектива снова стоять в длиннющей очереди за двадцать пятой справкой отбивает любое желание связываться с банками.

Больше всего выручают ломбарды тех предпринимателей, которые только-только начинают работать, или ищут деньги для расширения деятельности.

Андрей в прошлом году остался без работы и решил попробовать себя в бизнесе — учредить в своей небольшой мастерской СТО. Оформился в налоговой и полон надежд пошел в ближайший банк за кредитом на развитие бизнеса. Сумма была нужна не такая уж и большая — 35 тысяч на закупку рабочего инструмента:

— Глупый, думал, это дело пяти минут — повелся на рекламу. А в результате обошел восемь банков, потом еще два десятка обзвонил — везде культурно послали. Не захотели давать деньги даже в том банке, в котором я несколько раз брал потребительские кредиты и вовремя все выплачивал. На бизнес не дают нигде! — жалуется мужчина.

После неудачного рейда между банками предприниматель уже был морально готов платить высокие проценты за возможность мгновенно получить деньги.

— Пришел в ломбард — он через дорогу от моего дома. Принес компьютер, ноутбук, плазменный телевизор и золотые украшения — и за полчаса получил нужную сумму. Ну оч-чень уж хотелось иметь свое дело!

Как показывает практика, банки не готовы давать деньги таким начинающим, как Андрей, потому что для них это очень рискованно. А вот ломбарды и иные финучреждения, которые предоставляют микрокредиты, с удовольствием идут навстречу бизнесмену без стартового капитала.

По статистике, которую публично озвучивают ростовщики, они выдают деньги в 93-95% случаев подачи заявки на кредит. Ведь в среднем клиент, который одолжил 10 тысяч гривен, через неделю вернет аж 11 тысяч.

Украинские бизнесмены привыкают к обслуживанию в ломбардах, и со временем короткие займы становятся для них обычным делом — таким себе спасательным кругом на случай форс-мажора.

Двое мужчин кавказской внешности, одетые, как братья-близнецы: кожаная короткая черная куртка, черные джинсы, модные кроссовки.

Полнолицый дядя Леван вынимает из кармана толстенную золотую цепочку.

— Мне надо 28 тысяч 500 гривен. Даю золото 795 пробы. На неделю хотим заложить.

— Вы у нас раньше были?

— Да. И золото у нас очень хорошее. Можете проверить!

Человек на районе — известная человек. Он уже не первый год продает вещи из секонд-хенда возле метро Лесная. Бизнес хоть и прибыльный, но «живых» денег иногда не хватает. Тогда предпринимателя очень выручают ломбарды.

— Бывает такое, что деньги нужны очень срочно. Привезли хорошую партию. Выручки не хватает, чтобы и себе взять товар. Иду в ломбард, сдаю золото, а проходит пару дней — деньги появляются, и все — забираю обратно.

Леван ни разу даже не думал идти за кредитом в банк.

Без доверия нет дешевых кредитов

Когда уличный торговец платит 1000% годовых (пусть он даже одалживает на пару недель), означает более высокие цены для покупателей и практически нулевой шанс, что его бизнес вырастет. Это болезненная ситуация для общества.

— Одной из тенденций европейского и мирового банковского регулирования является интенсивное кредитование малого и среднего бизнеса,— объясняет ведущий научный сотрудник ДННУ «Академия финансового управления» Анатолий Дробязко.

В Украине это тоже пытаются делать, но недостаток доверия, несовершенство законодательства и продажность судей существенно ограничивают эффект от таких попыток.

Председатель Наблюдательного Совета НБУ Богдан Данилишин рассказывает, что наш центробанк подталкивает банки чаще давать кредиты предпринимателям, инициируя различные профильные программы.

— Программы для малого и среднего бизнеса открыл Немецко-украинский фонд, одним из учредителей которого является Национальный банк Украины— читаем новость на сайте НБУ.

Программа предусматривает начисление бонусов для банков-партнеров в зависимости от доли кредитов малому и среднему бизнесу.

И мелкие предприниматели уйдут из ломбардов в банки только тогда, когда последние будут знать: вернуть свои деньги легко. Для этого нужно законодательно усилить защиту прав кредиторов. В прошлом году Верховная Рада провалила голосование законопроекта «о стимулировании кредитования в Украине».

В этом году парламент вновь будет рассматривать подобный документ.

Экс-руководитель правления Приватбанка Александр Дубилет объясняет: банки не поддерживают малый и средний бизнес, потому что выбить долги из предпринимателей почти нереально. Даже если банк выиграет суд и получит право принудительно взыскать задолженность через исполнительную службу, клиент может объявить себя банкротом и выйти сухим из воды. Даже когда речь идет о сотнях миллионов гривен.

Классический пример — в 2007 году всем известная «Пузата хата» взяла 50 миллионов долларов кредита, а через четыре года объявила себя банкротом, передала все активы другой фирме и спокойно продолжила работать дальше — с теми же владельцами, с той же вывеской. Но с другим кодом ЭРДПОУ.

И подобных примеров — тысячи, а схем — десятки.

Но не менее важным для спокойствия банков есть нормально работающая судебная система. Пока судьи за взятки не будут списывать проблемные кредиты, банкиры сорок пять раз перестрахуються перед тем, как дать кредит.

Высокая ставка ломбарда предусматривает, что часть заемщиков деньги не вернет. Это цена недоверия.

Золото без чеков

Захожу в ломбард с названием «Скупка золота». Небольшое помещение очень напоминает музей: на деревянных полочках аккуратно расставлены старинные серебряные иконы, под витриной — антикварный керамическая посуда:

— Это вы продаете?

— Нет. Это для красоты,— мускулистый мужчина смотрит на меня исподлобья с явным недоверием, словно боится сболтнуть что-то лишнее.

Антикварные вещи — для декора? Что-то не верится.

— У меня есть поломанные золотые серьги. Принимаете?

— Да.

— А документы надо какие-то? Договор будем подписывать?

— Нет. Мы так не работаем. Вы даете товар, мы вам — деньги. И после этого прощаемся.

Такие магазины принимают золото в любом виде: можно сдать и поломанные серьги 375 пробы, золото высочайшего качества. Табу есть только на банковское золото — с ним, мол, много мороки.

— 958 проба встречается крайне редко. В основном это банковское золото. Мы его не особо и принимаем. Если нам принесут в слитках, то возьмем только маленький. А что нам делать с большим слитком? Пилить?

Чаще всего клиенты приносят золото 585, 583 и 750 пробы. Встречаются и экземпляры с так называемым «советским» золотом 375 пробы. Его принимают по 346 гривен за грамм.

Украшения с непоправимыми дефектами идут на переплавку, остальное ювелирные мастера приводят в порядок и отдают в магазины, с которыми сотрудничают сети ломбардов. Поэтому на витрине — старые серьги, кольца и браслеты уже с бирками — как новые.

Цены в таких ювелирных стоках — на порядок ниже, чем в обычных магазинах. Например, один грамм золотой цепочки 765 пробы в магазине-партнере ломбарда стоит 880 гривен, в то время как в бюджетной лавке по соседству цена составляет 1200-1300 гривен.

Разница в цене поражает. Может, и себе браслетик приглянуть?