Зачем Саудовской Аравии русский атом?

Резонансной новостью стало подписание 6 соглашений между Королевством Саудовская Аравия (КСА) и Россией о развитии ядерной программы и передачи ядерных технологий 18 июня 2015 г. Предполагается строительство 16 ядерных реакторов на территории арабской страны.

В реализации данного проекта РФ возьмёт на себя роль оператора. Официальной причиной подобной инициативы является «стремление» Саудовской Аравии до 2032 г. производить 17 ГВт электроэнергии в год для замещения нефти во внутреннем пользовании. Есть ли в этом смысл, учитывая то, что КСА концентрирует на своей территории 18% (266,5 млн. барр.) мировых запасов нефти, а объём добычи чёрного золота составляет 11,7 млн. барр. в день? Нет жизненно важной необходимости в строительстве ядерных электростанций в стране, которая занимает второе место по добыче нефти в мире. И какой смысл заключать договорённости о сотрудничестве в сфере мирного атома именно с РФ? Ведь Эр-Рияд и Москва — конкуренты на рынке нефти. Саудовская Аравия считается одной из опор США на Ближнем Востоке и занимает второе место среди поставщиков нефти (1,2 млн. барр. в день).

Причина заинтересованности Саудовской Аравии в русском атоме кроется не в сфере энергетики. Как и другие нефтяные монархии Персидского залива, а также Израиль, многие годы Саудовскую Аравию беспокоит ядерная программа Ирана. Мирный атом идёт рука об руку с военной отраслью. Технология обогащения урана для атомной энергетики идентична при изготовлении зарядов для ядерных боеголовок. Сам факт наличия у государства ядерных технологий воспринимается мировым сообществом как предпосылка для создания ядерного оружия. Данный фактор и являлся причиной международных санкций по отношению к Исламской Республике Иран, который не вызывал доверия у светских государств. После достижения компромисса между Вашингтоном и Тегераном о сохранении иранской ядерной программы в ограниченных масштабах в обмен на снятие международных санкций надежды Эр-Рияда на превращение Ближнего Востока в безъядерную зону не оправдались. Пользуясь иранским прецедентом, КСА желает теперь обрести статус ядерной державы. Пусть даже мирной.

Не намного уступая Саудовской Аравии по запасам нефти (157,5 млн. барр.), свой геополитический статус Иран подкрепляет наличием развитого ядерного потенциала в отличие от других стран Персидского залива. Нефтяные светские государства ранее считались одним из направлений для распространения Ираном умеренно исламистской модели развития. Об этом говорят попытки иранского руководства создать Исламскую Республику Ирак, после того как вооружённые силы страны перешли в контрнаступление в ходе ирано-иракской войны 1980-88 гг. Теоретически, на фоне экспансии Исламского государства в регионе, данный вариант государственного развития может быть преподнесён как меньшее зло и способ предотвращения поддержки радикальных исламистов частью общества арабских государств. Иран имеет предпосылки претендовать на региональное лидерство, играть роль противовеса Исламскому государству, борьба с которым явно затягивается. Однако верховенство духовенства поставит под сомнение авторитет королевской семьи, а также влияние международных и транснациональных корпораций в секторе нефтедобычи.

Это прекрасно понимают в КСА и других нефтяных монархиях. Существует мнение, что Иран поддерживает повстанцев-хуситов на территории Йемена, которые стремятся установить там шиитский теократический режим, что на текущий момент предотвращается вооружёнными силами Саудовской Аравии.

Также освобождённый от международных санкций нефтегазовый сектор Ирана составляет потенциальную конкуренцию для саудовского бизнеса на европейском и азиатском рынках сбыта.

Второй не менее существенной проблемой регионального лидерства Саудовской Аравии является Исламское государство, которое осуществляет территориальную экспансию строго в направлении основных нефтегазовых месторождений Сирии и Ирака. Поскольку результаты текущего конфликта Исламского государства с курдскими военизированными формированиями, армиями Ирака, Сирии и международной коалиции во главе с США сложно прогнозируемы, следующей мишенью исламских экстремистов могут оказаться богатые нефтедобывающие страны Персидского залива.

В данном контексте Саудовская Аравия прилагает усилия, чтобы аккумулировать все имеющиеся факторы сдерживания противников у себя в руках, включая ядерное оружие или «грязные бомбы» с боезарядом из отходов ядерного топлива. Создание средств доставки боезарядов не является существенной проблемой для Эр-Риада. Одна из основ вооружённых сил Саудовской Аравии — неядерные ракетные войска. Вложенные инвестиции рано или поздно дают результат.

Но данный сценарий превращения Саудовской Аравии в пороговое государство возможен в случае, если Исламское государство действительно рискнёт нарушить границы стран Персидского залива. В противном случае нет смысла выходить из Договора о нераспространении ядерного оружия и ухудшать отношения с США, которые пошли на компромисс с Ираном по вопросу ядерной программы в качестве исключения из правил. По-другому создать подоплёку для вытеснения российского голубого топлива с рынка ЕС было бы невозможно. Это в свою очередь объясняет то, почему США закрыли глаза на интерес КСА к русскому атому. Несмотря на действующее с Саудовской Аравией соглашение о сотрудничестве в сфере мирного атома, США не заинтересованы в чрезмерном ее усилении, желая сохранить регион Персидского залива в сфере своего влияния. И если положения Женевских договорённостей о возобновлении санкций будут сдерживать Иран от более активного развития ядерной программы, то в случае с Саудовской Аравией нет аналогичного правового механизма сдерживания.

Вот только настоящие договорённости КСА с Россией — это скорее отсутствие более приемлемых альтернатив. Нужно обратить внимание на характер взаимной зависимости экономик данных стран. РФ делает попытки привлечь инвестиции саудовских бизнесменов в условиях действующих международных санкций. Об этом говорит недавняя договорённость об инвестировании 10 млрд. долл. в российскую экономику. Своеобразная «плата» за ядерные технологии. США являются одним из ключевых инвесторов в экономику Саудовской Аравии (9,7 млрд. долл.), включая нефтегазовый сектор. А РФ представляет собой не только источник ядерных технологий, но и сырьевую базу, являясь одним из ведущих производителей урана, занимая третье место в мире по запасам урановой руды (48,7 тыс. т).

Саудовская Аравия пытается играть роль «третьей силы» в регионе Ближнего и Среднего Востока и сформировать имидж «защитницы» светских режимов арабских государств от аппетитов Ирана и Исламского государства. Ядерную сделку с РФ можно рассматривать в качестве ответа на сближение администрации Б. Обамы с Ираном. Эр-Рияд хочет продемонстрировать свою значимость и способность принимать самостоятельные решения, которые могут расходится с интересами Вашингтона. В то же время не стоит преувеличивать амбиции КСА, которая помимо тесного сотрудничества с США в экономической сфере зависима от кооперации в сфере оборонной. Саудовская Аравия просто не хочет разделять с Ираном сферы влияния в Персидском заливе. Очевидно другое: заинтересованность Саудовской Аравии развивать собственную мирную ядерную программу создаёт прецедент для появления новых потенциальных пороговых государств в условиях многополярности.